Текущие выставки

Выставка «Осмысленная радость бытия»
к 125-летию со дня рождения Е.Л. Шварца


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-10.JPG


«Когда мы подходили к Сочи, уже близился вечер, солнце собиралось заходить. Я увидел знакомую по открыткам и рекламным проспектам гостиницу «Кавказская Ривьера» с лестницей, ведущей (как казалось с парохода) в море. Лестница тянулась вдоль всего корпуса гостиницы. ... вскоре на меня напал сон, непобедимый, сладкий … Это необыкновенное и приятное забытье продолжалось до самого Адлера … Горы тут отодвинулись далеко вглубь, но зато и угадывалось сразу, что это настоящие горы. Вершины их скрывались в облаках. А некоторые поднимали головы свои и над облаками» /Евг. Шварц. Дневники, 1910 год/ 



Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-3.JPG
Почтовая открытка. Гостиница «Кавказская Ривьера», до 1917 г.
Почтовая открытка. Вид Адлера


Переночевав в Адлере, в скромной двухэтажной гостинице, «похожей на обыкновенный сияющий дом с жильцами», попутчики наняли бричку и отправились в путь, на Красную Поляну. И как бывает только в детстве, настал «длинный, дорожный день, в течение которого переживаешь несколько жизней». Как будто перелистываешь страницы волшебной книги, и «чувствуешь, что живешь, и на всю жизнь сохраняешь в душе цвет, смысл, дух этих дней».


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦ,кр.зал-7.JPG
Почтовая открытка. Красная Поляна. Общий вид, до 1917 г.
Почтовая карточка. Гора Иибга, до 1917 г.



«…мы въезжаем в долину Мзымты, широкую и просторную, и острое, никогда до сих пор не переживаемое предчувствие счастья охватывает меня» (1910 год).



В июне 1911 года Евгений Шварц вновь побывал в Сочинском округе: сначала жил вместе с родителями на одной из Верещагинских дач, купался, загорал, был завсегдатаем библиотеки им. А.С. Пушкина. Затем семья отправилась в Красную Поляну.


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-12.JPG



«Я по-новому, еще сильнее стал понимать Красную Поляну. Я писал ещё автоматично, не понимая, что можно иначе, но догадывался об этом смутно» (1911 год).



В 1914 году Евгений Шварц вместе с другом, Юркой Соколовым отправился пешком в Сочи, а затем на Красную Поляну:

«Мы шли без всякой цели, с чувством полной свободы … Мы и без того были дружны, а в пути на свободе, на природе особенно сблизились. Разговор всегда удавался и был значителен. Он заводил меня, как пружина. И идти, и думать — все было легко. К Адлеру подходили мы, когда уже начинало темнеть, и в третий раз испытал я отчетливое предчувствие счастья, увидев белые стены города, и порадовался прочности этого чувства». 


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-24.JPG
Шварц Евг. с друзьями. Фотография на паспорту. 1914 год


Здесь, на Кавказе, окрылённый первой любовью, восемнадцатилетний Женя Шварц легко писал стихи.


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦ,кр.зал-11.JPG
Фото Евг. Шварца в образе мудрого сказочника (с короной на голове), 1950-е гг
Почтовая открытка. Сочи, курорт «Кавказская Ривьера» у лестницы, до 1917 г.

В последний раз Евгений Шварц побывал на Красной поляне летом 1915 года в компании друзей. В память об этом путешествии он назвал сценарий кинофильма о детях-туристах  «Неробкий десяток». Работая над рукописью, записал в дневнике:
«Хоть кусочек поэтического, богатейшего опыта тех дней перенести бы в сценарий. Когда-то в [пьесу] «Клад» я перенес частицу горных своих ощущений» (1933 г.).


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-25.JPG


В 1946-м году он поехал в Сочи, «чтобы писать для театра новую пьесу». Жил на частной квартире, в маленькой комнатке, питался по курсовке в санатории «Светлана». В послевоенном облике города проступали следы запустения и скудости бытия.


«От полной непристойности спасало все то же богатство зелени, прикрывавшей белье на веревках, щебень, мусор. …чувствовал я себя в те дни, как всегда на море, бессмысленно счастливым», «сделал почти два акта пьесы «Медведь», позже названной «Обыкновенное чудо», для Акимова. Начал пьесу «Один день».



Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-53.JPG
Почтовая карточка. Зимний театр. 1940-50-е гг.



Я пошел на пустынную паперть театра. Здесь, в тишине, явственно слышался прибой, и опять через бессмысленное и позорное дорожное беспокойство я удивлялся силе детской любви. Точнее – верности тому, что полюбил с детства. Не было случая, чтобы я не удивился, увидев после разлуки синий, со строгой линией горизонта неожиданно высокий, морской простор. Или стену моря, замыкающую улицу, по которой спускаешься с горы.



Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦ,кр.зал-47.JPG

Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-50.JPG

Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-49.JPG


В 1949 году, приехав в Сочи с Ленинградским театром Комедии, Шварц жил в гостинице «Приморской», работал над пьесой «Обыкновенное чудо».

1 августа 1949 года в письме к дочери:


«Я встаю рано, между шестью и семью, и отправляюсь на Ривьеру, на платный пляж <…> В это время идти не очень жарко. Я иду под магнолиями и пальмами, и платанами, и акациями, и мимозами, и олеандрами, мимо поликлиники, мимо кино, мимо кафе-молочной, мимо ресторана «Сочи», я спускаюсь в центральную часть города. Здесь я миную почту и переговорную станцию и большой, как в Москве, магазин «Гастроном» с ледяным боржомом, нарзаном и лимонадом. Далее по великолепной, но, увы, уже раскаленной улице я иду между садами к Ривьере. Вот, наконец, самая прохладная часть пути: минут восемь я шагаю, замедлив нарочно шаг, в густой тени под огромными чинарами, которые растут по обеим сторонам улицы, по преданию, с основания города. За этой самой прохладной частью пути — самая жаркая. Я выхожу на великолепный мост похожий на московские. Он тянется над рекой Сочи. Река зеленоватая, как это бывает с горными речками. Направо я вижу далеко-далеко долину реки и горы, а налево, совсем близко — море. В реке играют рыбы, блестят на солнце. <…>»



Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-57.JPG
Почтовая карточка. Сочи. Ресторан гостиницы «Приморской»



Иду под олеандрами, которые сплошь покрыты красными цветами, мимо белого здания Ривьеры со множеством балконов и по каменной лестнице спускаюсь к морю. Девица берет с меня полтинник и пропускает на пляж, где я получаю топчан, ставлю его в тень и читаю, раздевшись, «Евгения Онегина», которого ношу с собою в чемоданчике. Просидев с полчаса в тени на ветерке, который иногда не дует по случаю полного штиля, я иду в воду, которая, как всегда прекрасна. Искупавшись, и отдохнув, я отправляюсь обратно. Иду для разнообразия другим путем, не сворачивая к почте и телеграфной станции, иду прямо по великолепной улице Сталина вверх по другой лестнице, но все под такими же цветущими деревьями».



Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦ,кр.зал-62.JPG

Почтовая карточка. Сочи. Сталинский проспект



«Домой, в гостиницу, прихожу часам к одиннадцати. Уже очень жарко. Я принимаю душ и либо пишу письма, либо пишу Медведя [первоначальное название пьесы «Обыкновенное чудо»], либо думаю, либо, если уж жарко – засыпаю. В три иду вместе с Акимовым и Юнгер обедать, и снова – домой, пока не спадет жара. Это значит часов до шести. Тут я снова отправляюсь в путь, но на этот раз куда придется. Либо по старому шоссе, вспоминая, как шел тут тридцать пять лет назад с Юрой Соколовым в Красную Поляну либо куда глаза глядят».


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦ,кр.зал-63.JPG


Выставка_Осмысленная_радость_бтия_ШВАРЦкр.зал-72.JPG



Бессмысленная радость бытия,
Как друг, которого считал убитым,
Ты окликаешь голосом забытым
И пробуждаешь сонного меня.





Выставка «Морские берега»
к 130-летию со дня рождения Д.А. Фурманова


Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-5.JPG


ФУРМАНОВ Дмитрий Андреевич [26.X. (7.XI).1891, с. Середа Костромской губ., ныне г. Фурманов Ивановской обл. — 15.III.1926, Москва] — русский советский писатель, публицист. Участник 1-й мировой и гражданской войн. 


Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-15.JPG


В годы гражданской войны — комиссар легендарной чапаевской дивизии, начальник политуправления туркестанского фронта, начальник политотдела Кубанской Армии. 


Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-21.JPG


Вместе с частями 9-й Красной Армии Фурманов принимал участие в боях за освобождение Кубани и Черноморского побережья от белой армии. Основные литературные произведения — «В восемнадцатом году» (1923), «Красный десант» (1922), «Чапаев» (1923), «Мятеж» (1925).

В 1925 году Фурманов прибыл в Сочи, лечился в санатории № 5 на Старой Мацесте. 


Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-27.JPG

Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-29.JPG  Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-28.JPG


Очерки «Морские берега», опубликованные после поездки Фурманова на юг летом 1925 года (Сочи – Мацеста – Хоста – Адлер – Новый Афон), обозначили новый виток поисков собственного стиля. Основные очерки из цикла «Морские берега» были опубликованы по горячим следам, сразу же после возвращения с юга: в газете «Известия» 23 и 28 августа, 19 сентября, 13 октября 1925 года; очерк «Новый Афон» в журнале «Октябрь» – в № 10 за 1925 год.



«Ночью шумело море. Луна баловалась на волнах, сверкала по воде оловянными бликами. Падала широкими серебряными простынями, тонкой сверкающей лентой уходила куда-то далеко-далеко в морскую черную темь. Плескались волны о камни, камни тихо шуршали по пляжу. На берегу нет никого: в последних шумах засыпает «Ривьера». В этакой красоте хорошо посидеть на пляже, пока не рассмотришь его на свету, пока не узнаешь, что весь-то, весь он, бедняга, проплеван на два километра вглубь!» Фурманов Д. Морские берега



Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-37.JPG
Почтовая карточка. Сочи. Вид на море



«Синей птицей в прореху гор нырнуло море <…> Сочи легок и тонок и чист, как цветной сартянский шарф, в Сочи много воздуха и солнца, в Сочи шум от морского гортанного клекота ударяется в говор пахучих магнолий, и в безмолвные южные ночи над спящим городком стоит янтарная тихая музыка. Пыльны дни, когда суета в разгаре, но не испить блаженного строгого утра, не надышаться, не налюбоваться свежими, остуженными вечерами, когда расплываются крепкие щекочущие запахи, когда отдыхает городок от забот дня».



Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-30.JPG

Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-39.JPG

Чернильный прибор, стеклянный, XX в.
Штык от винтовки Мосина

Выставка_(мем.дом)_Морские_берега_ФУРМАНОВ-45.JPG